18:31 

Последняя Сигарета.

Stupid_Lido
Слэшер до слэшерного мозга слэшерных костей. (с)
Авторы: Аня и Партизанен
Бета: Партизанен
Пэйринг: Гриша/Лёша
Жанр: жестокая драма.
Рейтинг: NC-17
Саммари: И тут уже даже дело не столько в мести... (с)
От Ани: ну, мы сдружились (с) Если уж рушить каноны, так рушить каноны. А они сами виноваты.
От Партизанена: а почему бы и нет, собственно. Фрэнку ударило в голову. Я обратился к Ане. Мы написали. Вам судить.

Курить, курить, курить.
Втягивать отравленный смолистый сизый дым, впускать его в легкие, чувствуя, как он сжимает, ломает ребра, полностью заполняя их, не оставляя места кислороду.
Выдохнуть.
Выдохнуть, словно убежать, вырваться, из цепкого капкана. Твоего или моего? Ты прав, к черту, это уже совсем маловажно.
Сигарета тлеет, почти уже обжигает пальцы. Страшно.
Страшно, потому что в голове дикие ассоциации.
Потому что вот сейчас, еще немного изящного дыма, струящегося к потолку, заполняющего и, как будто, отгораживающего от внешнего мира, как будто помогая видеть тонкую грань, но… Нет. Жестоко, безжалостно, еще почти дымящий окурок об подоконник.
Кончилась сигарета, закончились сказки, закончились все бредни, закончились "мы". Просто вот так. Без скандалов, без разбитой посуды.
Все когда-нибудь заканчивается. Наверное, только спасибо, что это было чуть дольше, чем тлеет сигарета.

Выйти из подъезда, из твоего дома, где все когда-то начиналось.
Даже больше, чем "все". Номера, репетиции, ночи в прокуренной квартире. Но этого больше нет.
Растворилось, исчезло, словно и не было никогда, словно докурив ту сигарету, была поставлена точка. Глаза жжет, но есть надежда, что от горького дыма.
На автомате достать ключи от зажигания, открыть дверь и забыть. Забыть дорогу к твоему дому. Забыть семь цифр твоего телефона, словно удалив их из мобильного, что-то изменилось. Дурак.
Уговаривать себя, убивая колебания сердца логическими мыслями.
Полчаса. Полчаса в дороге и, не зная как, на автомате опять же, до репетиции нестроя.
Отдаться музыке. Полностью. Лишь только гул в ушах, пульсирующие вены и расширенные зрачки. Ловить непонимающе взгляды банды. Забивать на них. Думая о чём-то совершенно постороннем.
И снова наедине со своими мыслями. Пусть музыка, да, но опустошить голову полностью не получается.
И нет желания прекращать эту какофонию звуков, издаваемых нестроем. Нужно остаться ещё.
Почему так. Почему хочется от злости разбить гитару. А потом запрыгнуть на кого-нибудь и отомстить тебе. За это европейское нечто.
Всё же кончено.
Кончено, кончено, кончено, мать твою!
-Лёш…
-Всё в порядке, уходите, я ещё посижу. И, да, Сэс, уверен.
Проводить. Пообещать, что всё хорошо. Что ничего не будет сломано, разбито, разобрано, разукрашено, истоптано. Всё.
А теперь вернуться в комнату…
И с удивлением обнаружить на диване его.
-Ты чего тут?
-Это ты чего. Всю репетицию провёл как маньяк, который три года поймать никого не может.
-Примерно так и есть, Гриш, прямо вот угадал, ага.
-Садись. Рассказывай.
-Нечего тут рассказывать.
-Но ты же почему-то ночуешь здесь сегодня.
Как? Задуматься о том, что он бы победил на битве экстрасенсов. Если бы пошёл.
Кстати.
-Пошёл бы ты, Гриш. У меня всё заебись. Помнишь, я мечтал о свободе? Я её получил.
На секунду задумывается. В глазах прочитать сомнение.
-Это не Ольга.
Не вопрос – утверждение.
Кивнуть с самым независимым видом.
Всё-таки сесть рядом, ведь на этом самом диване придётся коротать первые ночи три.
-Лёш… я… Я всё понимаю, правда, но вы идиоты оба.
Изогнуть от удивления бровь. Какого хрена, извините!?
-С каких пор, любезнейший, вы записались в психоаналитики?
Не выдать себя. Ни тембром голоса, ни взглядом. Главное – не выдать.
-Сразу, как только тебя увидел. Смирный, хватит театр устраивать, думаешь ни я, ни остальные ребята не видят ничего?
-Значит у вас с "остальными ребятами" богатая фантазия.
Неужели придется второй раз убегать? Даже не от него, от себя. От нежелания услышать чужое мнение, которое в любом случае – ошибочное.
Да, что они знают о нём, об Антоне и их отношениях? Хотя нет, ошибочка, нет больше отношений.
-Да иди на хуй вообще, Грих, серьезно.
Просьба. Причем искренняя. Осипшим голосом, не смотря в глаза.
-Лёша, блять. Я прошу тебя, разбивай окна, протыкай барабаны, режь струны, взорви студию ко всем чертям, но, только, не вспоминай прошлое.
-Какое прошлое? О чем ты? Все заебись, слышишь?
Попытка схватить сигареты и съебаться от Соловьева, не удалась. Наглым образом взятый за руку, был посажен обратно, и только теперь в глазах читалось не просто желание помочь, а намерения на решительные действия.
-Там, на столе, бутылка, видишь?
Кивнуть.
-Я сейчас поднимусь за ней, и если ты попытаешься сбежать, я выверну тебе пальцы. А на гитаре будешь языком играть. Понял?
Сглотнуть и кивнуть повторно.
Удивиться, откуда у него столько влияния. Внушительный психоаналитик. Стопудово ещё и потом счёт потребует.
Пронаблюдать, как он наклоняется за рюмками, стоящими в тумбочке. Отметить про себя, что у него неплохая задница… Одёрнуться и выгнать эти мысли из головы.
-Молодец. Не убежал.
Выслушать похвалу и ухмыльнутся, разливая принесённую им водку. А ведь в планах если и было набухаться, то только одному.
-Прошу прощения, что без закуси, но всё равно сильно напиваться мы не будем.
Передёрнуться от слова «МЫ».
-МЫ – нет. А я буду.
Поймать его грозный взгляд на себе. Махнуть рукой, мол, «хомячков не боимся» и опрокинуть в себя рюмку.
Поморщиться и вновь потянуться к бутылке.
Повторить.
-Хватит.
-Сам то!
-Я выпил столько же. Не кипешуй.
Увидеть в глазах какой-то странный огонёк. Подумать над его значением, но так и не найти объяснения.
Вспомнить, что такой же был у Иванова, когда он хотел.
Демонстративно взять водку и из горла выпить четверть.
Показать, что ни от кого не зависишь. Тем более от него.
-А знаешь… Я же верил. Что это сможет продолжаться и после нашего попандоса на телевидение. И он подтверждал. Даже когда я начал замечать, как тот придурок смотрит на него, я верил, что это тупо ради рейтингов. А потом пообщался с Соболевым. Помнишь его? Мелкий такой… Жизнерадостный всё время ходил… А теперь на него смотреть жалко. Как труп. Я не хочу так же, Грих. Не хочу и не буду. Я же сильный, мать твою!
Хрипло высказаться и ударить кулаком по столу. Необходимость. Он сам подписался на роль выслушивающего.
-Ничего не бывает вечным, запомни это. Раз всё, значит всё. Прекрати себя насиловать.
Мрачно усмехнуться с последнего слова. Притянуть его за ворот футболки к себе. Нос к носу. Глаза в глаза. Горячим сбивчивым дыханием по лицу.
-Тогда, может, ты меня изнасилуешь?
И не дожидаясь ответа впиться в губы пьяным поцелуем.
И тут уже даже дело не столько в мести, сколько в желании совершить что-то крайне неправильное, о чём не захочется вспоминать, когда протрезвеешь, о чём будут свидетельствовать засосы на шее и эти рюмки, с остатками водки на дне…
Но и месть да. Пусть даже и не лично. Не глядя в глаза.
-Утром. Утром ты будешь жалеть.
-Похуй. Ты же хочешь, я вижу.
-Хочу, но...
Вновь заткнуть его поцелуем, теперь уже настолько страстным, что можно почувствовать его возбуждение сквозь плотную ткань джинсов. Усмехнуться про себя, когда он начнёт отвечать. Зарываясь пальцами в волосы, кусая за губы, глотая стоны. К этому всё и шло. Теперь главное не отступиться. Хотя после количества выпитого на это можно не рассчитывать.

И вот уже ненужная одежда летит на пол. К чёрту всё.
-Уверен?
-Нет. Не останавливайся, придурок.
Он усмехается, продолжая терзать твою шею.
Закрыть глаза, постараться получать удовольствие.
Пихнуть его бёдрами, чтобы пошевеливался. Развернуться, подставив задницу, упереться руками в подлокотник дивана.
Широко распахнуть глаза и вдохнуть, когда он войдёт. Насадиться наполовину и толчками всадить его возбуждённую плоть до конца.
-Жёстче.
Выдохнуть это слово как можно громче, не задумываясь об опасности быть услышанным снаружи.
Вспомнить, что Антон всегда боялся причинить боль и трахал мягко, любя...
Передёрнуться от возникшей перед глазами картины.
-Жёстче.
Задать Грише ритм.
Понадеяться, что он не кончит через две минуты.
Прислушаться. Сквозь свои стоны услышать его. Отметить, что он входит в раж, и усмехнуться.
Чувствовать его в себе. Подаваться на его резкие толчки. Захлебываться слюной, судорожно хватая воздух между криками/стонами.
Вспомнить, как Антон гладил по лицу, как мягкими подушечками пальцев убирал с лица мокрые от пота пряди, как...
-Жёстче, Гриша, твою мать! Заставь меня забыть своё имя!
Добиться от него желаемого. Добиться грубого траха, от которого не можешь сосредоточиться на воспоминаниях.
Вдруг ощутить, как его рука скользнула по бедру к твоему члену, неуверенно начиная делать нехитрые движения вверх-вниз.
Улыбнуться. Прикрыть глаза. Ещё раз увериться, что из него получился бы отличный экстрасенс.
Окинуть взглядом комнату. Словить своё отражение в за каким-то хреном повешенном зеркале. Безумно горящие глаза. Дикий, маньяческий оскал. И только что-то такое непривычное, толи выражение лица, толи вцепившиеся в кожаную обивку дивана ногти, немного выдавали истинное состояние потерявшего надежду на что-то большее, кроме как этого глупого секса без обязательств с партнёром по группе, человека...
-Грих, не расслабляйся!
И опять. Стонать вдвое громче. Истошнее. Пронзительнее...

Кончить первым.
Удивиться, как ещё он держится. Но не успеть спросить. Ибо почувствовать, как его сперма заполняет тебя.
Упасть без сил на тот самый диванчик.
Постараться восстановить дыхание.
Кивнуть на его постпроцессные ласки и, дотянувшись до бутылки, опустошить её ещё на половину.
После чего, сфокусировав мутный взгляд на его обеспокоенном потном лице, произнести, пожалуй, самую страшную фразу.
-НАС с ним больше не существует.
Заплетающимся языком. Трезвыми абсолютно мыслями.
Услышать его тяжкий вздох и скрип дивана.
Наконец, уснуть под его ровное напевание какой-то колыбельной...

А утром. Поздно утром, когда уже за окном вовсю течёт жизнь, а на часах безжалостно застыла цифра 12, открыть глаза и еле-еле поймать самую первую мысль.
В голове шумит так, словно миллион молоточков каждую секунду пытаются сломать восстанавливающуюся цепочку событий.
Ноющая поясница и абсолютное отсутствие чувства вины. Ведь ты этого хотел? Отомстить. Пусть даже и не лично. Не глядя в глаза.
Отомстить, отметив галочкой у себя на сердце, что больше не твой. Что между вами действительно больше нечего нет. Чужие люди.
И ощущение абсолютной опустошенности, словно пульсирующую часть тела только что вырезали, оставив на память уродливый шрам на груди, отдавало еще большей безысходностью. И почему-то полное отвращение к тем чувствам, которые были. Но... Что теперь?
Хорошо, что у него хватило ума свалить раньше, чем, проснувшись, можно было бы заехать по физиономии.
Бросить взгляд на стол. Всё те же пустые рюмки. Всё та же пустая бутылка. И записка. Где ровным почерком выведен адрес и код домофона. «На диване не удобно.» Вот и всё объяснение.
Смять в кулаке листок и отбросить в сторону урны. Промахнуться и наплевать.
-Если он уверен, что я готов с ним трахаться в любой удобный момент, лучше будет записать номер Клячкина.
Вслух. Опираясь на стол руками, потому что нет сил даже дышать.
На улицу, под проливной дождь в одной рубашке. Оно и лучше. Прихватив пачку сигарет. Заботливый он, твою мать, аж тошнит.
И снова курить, забежав под козырек магазина, но теперь уже понимая, что эта сигарета – последнее, что связывает с прошлым.
Сжечь до самого фильтра, что бы даже не то, что сомнений, никаких воспоминаний.
Телефон жалобно брякнул в кармане. Дисплей. Семь цифр, начинающихся с +7. Неопознанный номер в справочнике. В справочнике, но не в сердце.
И, удивившись только тому, как они его, телефон, не разбили, нажать "отмена". Сигарета обожгла губу. Всё.
Всё. Отсюда. Из Питера. Как можно дальше. Как можно дальше, положив ключ в задний карман джинсов. И лишь на самый крайний случай повторить про себя его адрес и код домофона...

Все когда-нибудь заканчивается. Наверное, только спасибо, что это было чуть дольше, чем тлеет сигарета.

@темы: Убойка, Нон-Канон, Гриша/Лёша

URL
Комментарии
2009-07-28 в 23:47 

сердце сжалось)

2009-09-08 в 11:35 

SchneiderPink
Так бывает! Вот ты есть, а тебя никому не надо...
Грустно..... обидно....
А написано просто здорово! Браво!

2009-09-08 в 14:55 

Stupid_Lido
Слэшер до слэшерного мозга слэшерных костей. (с)
спасибо)
я рад, что вызвал рассказом у вас такие эмоции ^^

URL
2009-09-20 в 15:13 

Only_Vampire
Лииид... фик супер^^

2009-09-20 в 15:14 

sleep slut
winter is cumming
пасииибо))

2010-01-13 в 02:50 

оо, жёстко как..классно написано)))

2010-01-13 в 10:49 

sleep slut
winter is cumming
жёстко это да..
мы с соавтором не хотели. оно само так вышло...)
спасибо))

     

Недофикрайтерская Свалка

главная