Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:29 

Give me brutal honesty! Flash. [3/5]

Слэшер до слэшерного мозга слэшерных костей. (с)
Автор: LeTo_in_LoVe
Пэйринг: Фрэрард (основной), + Фрайки и Джи/Пит на заднем плане
Жанр: АУ, драма. Основной PoV – Фрэнки
Рейтинг: в общем, R набегает. Учитывая однополый секс, душевные переживания, нагрузку на мозг и нецензурную лексику.
Размер: миди
Саммари: Фрэнки профессиональный и небезызвестный фотограф. Всю свою жизнь он посвящает фотографии. И только Джерард может хоть как-то отвлечь его от этого.
От автора: Давно не писал я. А тут вдруг после прочтения Невидимок Паланика в голову ударило. И, да, я не разбираюсь в фотографии. Я чисто любитель не с самой хорошей мыльницей, мечтающий о настоящем профессиональном кэноне...

Знаете ли вы, что такое, когда ты морально выпотрошен? Когда не можешь ни есть, ни спать, ни с кем-то общаться. Когда перед глазами мелькает только один человек, и никого другого ты в упор не замечаешь.
Вот я, например, раньше не знал.
А как судьба мне предоставила возможность попробовать Майкла Уэя на вкус – так всё.
Я сорвался. Слетел с катушек. По сути, сошёл с ума.
И это все, прекрасно понимая, что Майк несносен и эгоистичен. Что ему глубоко наплевать на меня. Я для него, как игрушка на пару дней, максимум – на неделю.
Знаете, это был самый стрёмный период в моей жизни. Только вот я ни капли о нём не жалею. Потому что секс с младшим Уэем был воистину великолепным.

Он невероятно умело делал минет. Ему хватало пяти минут невероятных пируэтов языком по моему возбуждённому члену, чтобы довести меня до оргазма.
Он знал все мыслимые и немыслимые позы Камасутры, которые мы практиковали всю ночь у него в гримёрке.
Для него не существовало слова «нет». Если он хотел – он получал. Так было со многими. И я – не исключение.
По-хорошему, я должен был раскаиваться. Всё-таки спать с братом человека, который меня любит, это как минимум подло.
Но тогда я был слишком занят тем самым братом.
Я не знаю, ума не приложу, чем его зацепил, но я действительно чувствовал в его поцелуях и прикосновениях нечто, похожее на нежность. Он никогда не говорил, что я ему нравлюсь, и, тем более, что любит, но это всё равно было бы лишним.
Сам факт, что я мог входить в него, ощущать его изнутри, такого узкого, хоть и заметно разработанного, сжимать его в крепких объятиях, грел мою грешную душу получше всяких там признаний. Хоть на короткий промежуток времени, хоть на ту неделю, он был моим. Моим и только. В ту неделю я был счастлив в первый и в предпоследний раз в своей жизни...

Знаете, с тех пор, как мы с Майки начали «встречаться», время стало отсчитываться как в фильме «Звонок». Только не днями, а ночами.

Понедельник. Ночь первая.
Необузданный трах прямо на полу, так как сил добраться до кровати уже не было.
Громкие стоны младшего Уэя перекрывали мои собственные. Выпитая рюмка коньяка подействовала как бутылка водки, кровь ебашила в виски сумасшедшим ритмом, языки сплетались буквально в узел, и вокруг не было никого, кто мог бы помешать.
Вторник. Ночь вторая.
Страстный секс в спальне, с продолжением в душе.
Два мокрых тела, скользко, неудобно, но невероятно приятно. Двигаться в нём туда-сюда, срывая рваные полу-крики, забываться, растворяясь на его губах, чувствовать себя беспомощным, когда он так хамски улыбается и отталкивает от себя в другой конец душевой кабины.
Среда. Ночь третья.
Неистовство на кухонном столе. В сумасшедшем ритме, выкрикивая всевозможные ругательства от этой сладострастной близости, умоляя его поцеловать ещё раз.
Закончить его фирменным, блять, минетом, с громким хриплым стоном «Fucking Way!»
Утомиться так сильно, что на следующее утро обнаружить себя на полу той же кухни, затраханного до полусмерти, не найдя сил даже на то, чтобы встать, так и оставшись там до полудня, пока не хватились и Майк не поднял меня оттуда своим поцелуем.
Четверг. Ночь четвёртая.
Он пришёл со съёмок уставший и злой. Фотосессия затянулась из-за его партнёра – Джареда. Младшего брата моего друга Лето. Я уже упоминал о его вредности, так вот не думайте, что я преувеличивал.
В ту ночь Майк впервые был сверху. Это было непривычно, грубо, жестоко и, пожалуй, забавно. Не знаю, почему так, но я умудрялся пьяно хихикать сквозь стоны.
Он кончил, потом помог мне. И, не говоря ни слова, ушёл в свою спальню, заперев дверь.
А я, ошарашенный, уснул на диване перед телевизором, где шёл наш любимый с Джи фильм...
Пятница. Ночь пятая.
Запал начал пропадать. С его стороны. Наигрался. Секс стал абсолютно обычным. Классические позы, мимолётные, ленивые поцелуи, про фистинг/римминг/прочие извращения я уже даже не заикался.
Ко мне начало приходить осознание того, что всё скоро закончится. Что это последние дни. И, что самое страшное, что совсем скоро мне предстоит столкнуться лицом к лицу с Джерардом, который жил в полной уверенности, что я каждую ночь работаю над снимками у Шеннона с Томо, так как в нашей комнате полетел компьютер...

Кстати, да, съёмки растянули на неделю. В то воскресенье, когда я впервые поцеловался с Майком, мистеру Брайару поступил ещё один заказ. Тоже от VOUGE, но теперь и сумма была больше, и модели должны были группами сниматься. Собственно поэтому, Майки работал с привередой Джаредом, харизматичная прелесть Беккет делил площадку с не менее харизматичным Саппортой, милашка Тёрнер пытался не утонуть в тени бога модельного бизнеса Брайана Молко, а Вэнтц (самая дорогая моделька, между прочим, затмившая даже нашего Майка, но, правда, ещё не доросшая до господина Молко) снисходительно разрешил Барату поработать фоном.
Фотографов тоже разделили. Теперь Райан работал с Трэвисом, Патрик мучался с Брендоном, Томо поставили с Джерардом, а я перешёл к Шеннону.
И плюс взяли двух новеньких – Рэя Торо и Мэтта Беллами. Благо, комнатами меняться не пришлось.

Суббота. Ночь шестая.
Он выгнал меня из своей гримёрки сразу же после того, как кончил.
И оставшиеся часы до утра я бродил по павильону, раздумывая, как признаться обо всём Джерарду. Меня съедала совесть. Я раньше вообще не думал, что она есть. Я шёл к своей цели, совершенно не замечая ничего вокруг. Я, мать вашу, был эгоистичным ублюдком! И как-то даже жаль, что чтобы понять это, мне пришлось пройти через измену... Хотя и с таким великолепным любовником.

Воскресенье. День последний.
Я умудрился заснуть в четыре утра в холле на диванчике и проспать до полудня. Вот только в этот раз меня никто не хватился и никто не разбудил...
Сонный, я побрёл к своей комнате. Дверь была приоткрыта, я уже собирался войти, как услышал голоса. Один из них принадлежал Майки.

-...Господи, ты так глуп, братец.
-Да что ты понимаешь вообще!? Не твоё собачье дело, кого я люблю!
-Разумеется, не моё. Я просто спросил. Я, правда, не рассчитывал нарваться на такой ответ, но...
-К чему ты клонишь?
-К тому, что ты зря теряешь время. Отвлекись от него. Ему плевать на тебя. Ты хоть знаешь, где он был всю неделю?
-Он редактировал фотографии...
-О, и ты поверил? Ты ещё более глуп, чем я предполагал. Так вот, если хочешь знать, эти ночи он был у меня. И мы чудесно проводили время, можешь не сомневаться. Давно у меня не было такого чудесного секса.
-Ты... Ты врёшь... Этого не может быть!
-Пока, Джерард. Увидимся на съёмках.

Я услышал звук шагов и отпрянул от двери. Увидев меня, вжавшегося в стенку, Майк нагло посмотрел на меня своим фирменным насмешливым взглядом, а ля «Вы все дерьмо собачье. А я Бог Вселенной», сверху вниз и удалился в сторону гримёрок.
А я сполз по этой самой стенке на пол и закрыл глаза. Впервые в жизни я совершенно не знал, что же мне делать...

PoV Gee.
Знаете ли вы, что такое, когда ты морально выпотрошен? Когда до такой степени обидно, что даже страшно. Когда мало того, что теряешь брата, так ещё и, следом, самого дорогого человека в жизни. И если от брата это вполне ожидаемо, он всегда был порядочной блядью, то от Фрэнка... В общем, я был крайне удивлён.
Я же всё для него. Для его счастья. А он...
Как удар ниже пояса. Такой резкий, но в конце притормаживающий, словно сминающий всё там с необычайной жестокостью.

Я впечатал кулаком в стену. Со всей силы. Но боли не почувствовал. Впечатал ещё раз. И ещё, и ещё, и ещё... Оставляя на ней красные разводы своей крови. Оставляя свою обиду. Размазывая свою ошибку. Убивая в себе любовь.
И только когда уже кровь стала стекать вниз, я успокоился.
Схватил первую попавшуюся тряпку, перемотал руку и покинул эту комнату. Нашу, блять, комнату. Мне было необходимо проветриться. Потому что впервые в жизни, я совершенно не знал, что же мне делать дальше.

Without PoV
Любовь. Красивое слово. Болезненное. Таящее в себе столько разных подножек, что кажется, что она только из них и состоит.
Смотри: безответная любовь.
Смотри: предательство.
Смотри: измена.
Смотри.
Просто смотри, как она уничтожает тебя, плавит изнутри, оставляя вместо себя воспоминания. Едкие, счастливые, те, которые так хочется забыть, но которые всё равно выжигаются в памяти, не желая покидать облюбованное место.

Покажи мне огонь в глазах! Но не тот, который горит ярким оранжевым в камине, а уже потухающий костёр на поляне. Чтобы вокруг разлетались маленькие искорки и, попадая на траву, едва слышно шипели. Чтобы в зрачках, именно в зрачках, отражались падающие звёзды.
Покажи мне огонь в глазах! Тусклый, грязно-красно-оранжевый огонь болезненных, обжигающих воспоминаний...

Вспышка.
Расстроенный Фрэнк сидит на бордюре и молча смотрит в одну точку. Сидит он так уже минут пять. Не двигаясь. Рядом с ним лежит его новенькая профессионалка, приобретённая три дня назад. Canon. Чёрная красавица. О которой он так давно мечтал. Она лежит немного в стороне, отодвинутая хозяином. С разбитым объективом. Одному Богу известно, как Айеро умудрился её уронить или ударить, или что он там ещё сделал... Джерард не мог просто так стоять. Стоять и смотреть, как Малыш буквально замыкается в себе. Из-за такой потери. И, не долго думая, Джерард схватил его за руку и потащил вместе с пострадавшим фотоаппаратом в магазин. Фирменный. Canon. Там всё было, мягко скажем, не дёшево, а отремонтировать последнюю модель Фрэнка так и вовсе стоило чертовски дорого. Но улыбка Малыша стоит дороже. Для Джерарда. И он, не обращая внимания на протесты Фрэнка, подал продавцу-консультанту-чуваку-в-белой-футболке-с-фирменным-логотипом свою кредитку. Он давно копил. Уже где-то с полгода. И накопил немало так. Но что есть деньги, Господи? Вот именно. Можно же накопить ещё. Всего то затянуть потуже ремень на джинсах.
А через два часа Фрэнки, сияя улыбкой до ушей, трепетно прижимает к груди свою отремонтированную красавицу. Canon. И Джерард считает себя самым счастливым человек на Земле.

Вспышка.
Проливной дождь. Джерард с Фрэнком забрались на крышу многоэтажки со своими фотоаппаратами, дабы запечатлеть этот первый осенний ливень.
Они снимали друг друга. Снимали утонувший в мощных частых каплях и горящий миллионами тускловатых огней город. Снимались вместе.
А потом, поздно вечером, уже почти ночью, они распечатывали фотографии на стареньком фотопринтере Джерарда и заполняли их альбом. На котором ровным размашистым почерком Фрэнка было выведено “Our Life is Like a Flash…”.

Вспышка.
Джерард вышел из своей комнаты в огромной фото-студии. Он выглядел разбитым. Но гордо потирал руку, замотанную в полотенце, через которое начинала просачиваться кровь. Он бросил мимолётный взгляд на пол. И увидел его.
Фрэнки.
Он сидел на полу с закрытыми глазами и что-то повторял одними губами. Может быть, это было «Прости». Может быть «Я – идиот». Может быть «Пошли все в жопу».
Это не играло особой роли. В данный момент. В данный конкретный момент. Ведь Джерард, по сути, вообще не хотел сейчас ни с кем видеться. Тем более разговаривать. Тем более с Фрэнком.
Айеро поднял испуганные глаза.
Ещё одно шевеление побелевшими губами. Всё таки это было «Прости».
Джерард покачал головой. «Не сейчас».
Взгляд стал умоляющим. «Давай поговорим?».
Добивка. «Не о чем».
И быстрыми шагами из коридора. Из здания. На метро. И как можно дальше.
Оставив его одного. С закрытыми глазами. Со слезами раскаяния на щеках.

***
Джерард ехал недолго. Через пятнадцать минут тряски в переполненном вагоне он сошёл, оказавшись недалеко от центра Нью-Йорка. Забредя в какое-то миловидное и неприметное с улицы кафе, он сел за дальний столик и попросил чашку кофе, пачку сигарет и пепельницу побольше. Девушка одарила его сочувствующей улыбкой. Словно бы всё поняла. По заказу. Или по голосу. А может по лицу и красному от крови полотенцу на правой руке.
Она принесла всё буквально через три минуты. И Джерард, глубоко вздохнув, закурил. За последнюю неделю он курил часто. Даже слишком часто. Пачки едва-едва хватало на полдня. Не то, чтобы он не доверял Фрэнку. Наоборот, он был уверен, что Айеро говорил правду, просто было чертовски непривычно находиться в комнате одному.

-Кого я вижу! Неужели, фотографам тоже свойственны маленькие слабости?
Джерард удивлённо поднял голову. Над ним с широчайшей улыбкой стоял смуглый брюнет.
-Вэнтц? То есть, простите, мистер Вэнтц?
-Зови меня Пит,- он уселся напротив,- какими судьбами?
-Кхм, Пит, хорошо. Да так. Решил развеяться. Павильон надоел до чёртиков. А ты что тут забыл? Я был уверен, что такие высокооплачиваемые модели обедают в шикарных ресторанах, а не в обычных кафешках...
-Рестораны... Это изъезженно и скучно, друг мой,- Питер поморщился,- к тому же там так много людей... А я ненавижу раздавать автографы. Более того – я ненавижу самих людей.
-А. Ну да, я слышал, что ты вроде как мизантроп,- Джерард потушил сигарету и отпил немного кофе,- ну и гадость... Даже я готовлю лучше...
Пит следил за ним с нескрываемым интересом. Собственно, во-первых, Джерард немало его привлекал, а во-вторых... за всё время съёмок он ни разу не видел Уэя таким загруженным.
-Что-то случилось, да?
«И с чего эта моделька ко мне пристала...»- устало подумал Джи и махнул Питу рукой.
-Да нет, с чего ты взял? Просто немного умаялся. Я же с братом своим работаю. А этот тип несносен. А мало того – его поставили в пару с Лето. Когда мы узнали, мы реально взвыли. Два кошмара на одной площадке – это си-ильно.
Пит хихикнул.
-Знаю-знаю. Порой, эти двое даже меня выбешивают. В смысле – обычно всех достаю я, а тут такая неслабая конкуренция, что мне не по себе становится,- Вэнтц капризно сморщил нос,- мне повезло в этот раз – поставили с Карлосом. Этот парень умный – сразу допёр, что со мной лучше не спорить. И мы отлично сработались. Фотографы, правда, сначала никак не могли влиться, но потом и они поймали волну, так сказать.
-А кто у вас снимал? А то я как-то не припомню...
-Стамп и Ури. Забавные ребятки. Только Ури маленький ещё, Патрик вечно на него орёт.
-Ммм...- Джерард вновь потянулся к пачке, но Пит перехватил его руку.
-Ты слишком много куришь.
-Мне кажется, это немного не твоё дело,- грубо ответил Джи, вытаскивая свою конечность из цепких пальцев Вэнтца,- сам не куришь – молодец, в мою жизнь я попросил бы не вмешиваться. Взрослый мальчик – сам справлюсь.
-Прости...- тихо ответил Пит, ещё больше шокировав Уэя,- просто я беспокоюсь о тебе.
-Это с какой такой радости, блин?!
-Не важно. Я, пожалуй, пойду,- и Вэнтц, стремительно поднявшись со стула, покинул кафе.
-Твою мать,- процедил сквозь зубы Джерард,- мало мне одной проблемы, ещё одна нарисовалась... Что вообще в этом грёбанном мире происходит, а!?Ответом послужила тишина. И удивлённые взгляды обернувшихся посетителей...

@темы: Фрэрард, Фрайки, Нон-Канон, МайКемРом, Другое

URL
Комментарии
2009-09-16 в 10:25 

мама - апатия, папа - ружье Кобейна
фак. с утра пораньше - и это.
честно, я даже забыл про то, что я "вроде_как_болею_сильно_блин_болею_придурки".
погрузился по самую челку, а какое разочарование было, когда все закончилось внезапно так...
о, и еще кое-что не могу не отметить.
Собственно поэтому, Майки работал с привередой Джаредом, харизматичная прелесть Беккет делил площадку с не менее харизматичным Саппортой, милашка Тёрнер пытался не утонуть в тени бога модельного бизнеса Брайана Молко, а Вэнтц (самая дорогая моделька, между прочим, затмившая даже нашего Майка, но, правда, ещё не доросшая до господина Молко) снисходительно разрешил Барату поработать фоном.
божа, я при одном только упоминании Алекса чуть не кончил, а тут в общем такая концентрация секса... божа, брат, шо ж ты делаешь-то со мной, страждущим :sex2:
все, блин, не могу больше ничего говорить, не могу-у-у...
хотя не, скажу кой-чего.
<3
коротко и ясно ^^

2009-09-16 в 11:08 

sleep slut
winter is cumming
ыыыы)))
ну, ты там не сильно, того, возбуждайся))
а конец - интрига типа, я ж дохуя интргант ^^
я тя тоже люблю)) спасибо, брат))
=*

2011-05-11 в 18:02 

Лий Джей
The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
факен щет, это шикарно. читается на одном дыхании, вкусно и затягивающе.

2011-05-12 в 07:59 

sleep slut
winter is cumming
Jil-lia, большое спасибо, рада, что зацепило)

2011-05-12 в 11:00 

Лий Джей
The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
leto_in_love, ар, и тут я по закону жанра спрашиваю про последнюю часть х)

2011-05-12 в 11:05 

sleep slut
winter is cumming
Jil-lia, а я виновато отвожу глаза ^^'
я могу пообещать только, что она точно будет дописана, но вот когда - не знаю((

2011-05-12 в 11:09 

Лий Джей
The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
leto_in_love, это уже радует :)

   

Недофикрайтерская Свалка

главная